Свободный полёт

Альпинизм на ФАЛТе

Владимир Иванович Шалаев рассказывает: «Первыми альпинистами стали С. Флёров, А. Кудряшов и известный вам Н. Зленко — студенты 1965 —1971 годов. Позже к ним присоединились О. Коровкин (“Батя”), А. Шибанов (“Шиба”), И. Липатов, М. Кравец и С. Болдырев. Я пришёл в секцию гораздо позже, но прижился, хотя и не мог заниматься спортом всерьёз (мешала травма, полученная в юности). Именно Батя, Шиба, Игорь Липатов и другие студенты приёма 1966 года первыми надели на памятник Жуковскому шляпу: гуляя в январе 1969-го после сдачи государственного экзамена по физике с 10-литровой кастрюлей макарон (чтобы не скучно было; ну, и есть хотелось) — и поглощая их, они подошли к памятнику. Посмотрели на Жуковского и… пожалели его: как-то нехорошо выходит — они едят, а Николай Егорович, бедный, стоит один круглый год, никто его не покормит. Ну, и полезли, значит, кормить».

То ли раздосадованные студенты, которым не удалось накормить памятник, со злости нахлобучили ему шляпу, то ли, поделившись макаронами, они заодно решили хоть как-то защитить Жуковского от падавшего тогда снега — версии дальнейшего развития событий разнятся. Но — так или иначе — сходятся в одном: на голову почтенному учёному была нахлобучена кастрюля. Так и появилась традиция.

«Изначально секция зародилась в Долгопрудном (так, среди альпинистов числился и С. Козел) — однако позже энтузиазм тамошних ребят подувял. Зато этим видом спорта заинтересовались на ФАЛТе — и секция стала ядром альпинизма в физтехе. Я активно тренировался и ездил в альплагерь».

Тренировки были весьма разнообразные: ребята бегали кросс — 5, 10, 20 километров (зимой — на лыжах), после чего переходили к скальным тренировкам. Обычно в роли тренажёров выступали полуразрушенные здания в Царицыно, колокольня в Лианозово (недалеко от Долгопрудного) и недостроенный дом в Удельной — начинающие альпинисты вовсю их осваивали. Сейчас этих мест не узнать: Царицыно фактически построено заново, колокольня восстановлена, а дома нет. После тренировок нужно было получить путёвку в альплагерь, где обучали безопасному хождению в горах.

«Первый раз я поехал в горы после окончания первого курса, в 1966-м, — вспоминает Николай Алексеевич Зленко, — причём достаточно случайно: я считал, что альпинизм — это не для меня, что нужно быть каким-то суперчеловеком. Мой старший брат был альпинистом в Долгопрудном — благодаря ему я получил путёвку в альплагерь в Цей на Кавказе. Попал туда — и влип на 20 лет. Вернувшись из той первой поездки, я обнаружил на ФАЛТе ещё одного такого же счастливца — Артёма Кудряшова. И мы решили организовать секцию: от лица студенческой организации получать путёвки было проще».

Если человек окончательно понимал, что альпинизм — это про него, то из новичка (человека, первый раз попавшего в горы после выполнения специальной программы: ледовых, снежных занятий, травянистых склонов — то есть с отлаженной техникой передвижения) он становился разрядником-«значкистом». В зависимости от количества и сложности совершённых восхождений спорт-смен получал разряд — со второго он уже мог покорять горы самостоятельно, без помощи инструкторов (чтобы стать инструктором, необходимо было закончить специальную школу и пройти стажировку). Кроме того, существовала система сборов: выбирался район, не привязанный к альплагерю, где совершались всевозможные тренировочные восхождения.

«Всеми правдами и неправдами при малейшей возможности мы старались попасть в горы. Достаточно быстро выяснили, что печати на медицинских справках отлично проставляются варёным яйцом (получить эти справки, в принципе, проблемой не было, но времени было жалко). Иногда случалось отправляться в обратный путь без билетов. Правда, удавалось такое только на поездах — на самолётах контроль был тщательнее, высаживали», — рассказывает Николай Зленко.

Заболев горами в институте, большая часть участников секции не оставляла это увлечение и после окончания учёбы: они совершенствовались, становились инструкторами и мастерами спорта (на ФАЛТе мастеров спорта два — Михайлов и Клинецкий). Тянь-Шань, Кавказ, Памир, Саяны, Фанские горы — все эти вершины покорялись фалтам. Создатели секции не оставляют своё увлечение и по сей день: кто-то до сих пор ходит в горы, а кто-то помогает молодым альпинистам. Так, замечательный тренажёр-стенка в спортивном зале факультета — подарок выпускников А. Левченко, С. Михайлова, Н. Зленко и Е. Клинецкого.

«Если горы стоят, значит, наверное, кто-то должен на них лазить. На восхождениях очень хорошо узнаёшь людей, в процессе совместного преодоления трудностей налаживаются действительно прочные, устойчивые связи: в 1972 году познакомился с ребятами из Краснодара — до сих пор поддерживаю с ними связь. И сейчас, собираясь ходить под парусом, без колебаний зову одного из них с собой: несмотря на то что он ни разу не занимался такими вещами, я знаю, что это за человек, на него можно положиться. И это очень ценное приобретение».

Наши альпинисты — это большая дружная семья, где все помогают друг другу по мере сил и возможностей. Например, когда у одного из них сгорел дом, все остальные помогли ему отстроить новый.

«Ни капельки не жалею о том, что увлёкся альпинизмом. В первую очередь потому, что сформировался устойчивый круг друзей, на которых всегда можно положиться. Приобрели опыт, увидели много интересного. Почему именно горы? Ответа на этот вопрос нет. Как говорит мой старший брат, альпинизм — это не вид спорта, это способ существования». ✈

Светлана Осипова

 
avatar
0
1 sveta-sasha72 • 23:28, 04.05.2015
Очень круто)
avatar
Представьтесь, чтобы оставлять коментарии.