Свободный полёт

Базовая кафедра: «НПО «Алмаз»

Многие знают, что не так давно на ФАЛТе появилась новая базовая организация — «Алмаз». Многие слышали, что туда активно набирают студентов ПМИ, которые вроде бы там занимаются программированием. Но ничего конкретного — потому что секретно! В разговоре с руководителем кафедры Д.А. Леманским «СП» удалось получить ответы на давно волнующие всех вопросы.

Общая информация о кафедре

— Расскажите, пожалуйста, как «Алмаз» появился на ФАЛТе?

— «Алмаз» является вторым базовым предприятием кафедры СЛАиАИИС (специальных летательных аппаратов и авиационных информационно-измерительных систем).

Изначально вся кафедра была при ОАО «Ил», однако в последнее время дела у них пошли неважно, да и студенты перестали оставаться на предприятии. И когда ФАЛТ предложил «Алмазу» составить компанию Ильюшинской фирме на кафедре, генеральный директор «Алмаза» Виталий Нескородов (выпускник ФАЛТ 1990 года), конечно же, заинтересовался. Сегодня у «Алмаза» и «Ила» проводятся общие учебные курсы, совместно проходит защита дипломов, зачёты, экзамены. Тем не менее стоит отметить, что из 9 студентов нынешнего четвёртого курса на «Иле» всего 1 человек.

«Алмаз» выпустит своих первых студентов только в этом году. Конечно, поначалу нам было нелегко: новая, ещё не знакомая студентам базовая организация... Вокруг 5 кафедр ЦАГИ, одна ЦИАМа, кафедра ЛИИ — все так или иначе направлены на создание новой летательной техники. И тут «Алмаз» (Тогда предприятие ещё называлось «Алмаз-антей». — Прим. ред.) в основном заточенный на то, чтобы летательную технику сбивать! Это было, безусловно, несколько нетрадиционно. Но, как видно, прижились: в прошлом году «Алмаз» также стал базовым предприятием на институтской кафедре В.В. Вышинского «Прикладная механика и информатика». (Как отмечает сам Виктор Викторович, он не уверен, что в будущем данную практику стоит продолжать. — Прим. ред.). Сегодня «ПМиИ» — это выпускающая кафедра, а раньше здесь в основном учились иностранцы. Так что мы решили, что мы на ФАЛТе всерьёз и надолго.

— А где проходят занятия?

— У кафедры есть три терри-тории: иловская (метро «Аэропорт») и наши — для бакалавров (метро «Сокол») и для магистров (метро «Авиамоторная»). Скорее всего, со следующего года весь учебный процесс будет осуществляться на «Авиамоторной».

Обучение на кафедре

— А чем студенты занимаются на кафедре? Какие задачи решают?

— На кафедре в первую очередь учатся, выполняют НИР-овскую работу, пишут дипломы. Студенты в основном занимаются моделированием. Их задачи связаны как с традиционными для ФАЛТа вопросами аэро- и гидродинамики, так и с более типичными для «Алмаза» темами: моделирование траекторий современных ЛА, вопросы их обнаружения, распознавания и уничтожения. Магистры работают непосредственно в подразделениях, где решают конкретные прикладные задачи, бакалавры же учатся на модельных задачах.

— То есть на кафедре ждёте физиков, раз нужны знания гидродинамики, аэродинамики и т.п.?

— Нет, мы ждём студентов и ПМИ, и ПМФ, не отказываемся ни от кого. А пробелы в знаниях... Нечего скрывать, что в учебных планах информатиков мало внимания уделяется физическим вопросам, да и программированию тоже... Но ведь отличительная черта студентов Физтеха — способность самостоятельно изучать что-то новое, добывать информацию и пополнять свои знания. Тем более, что мы серьёзно настроены на изменение курсов ПМИ в ближайшем будущем, всё-таки мы больше ориентированы брать этих студентов. Кажется, и на факультете стараются, чтобы институтские курсы информатиков хоть чем-то отличались от физиков. А то получается, что физический курс облегчили, а ничего взамен толком не добавили. Что имеем на выходе? Сильно недоученных физиков.

— Но почему тогда вы набираете в основном информатиков?

— Скорее в силу обстоятельств, связанных с конкуренцией кафедр за студентов. Всё-таки ЦАГИ, который изначально был базовым предприятием ФАЛТ, рассчитывает больше на физиков. Как, впрочем, и ЦИАМ, и ЛИИ, в общем, все основатели ФАЛТа. Честно говоря, на учёном совете перед распределением второго курса по кафедрам идёт постоянная рубка за квоту по физикам. Но хочу отметить, мы заинтересованы прежде всего в физтехах: а ПМФ, ПМИ или инженеры — это неважно!

— В смысле инженеры?

— Вы разве не знаете, что в МФТИ вводят инженерные специальности? Например, на ФАЛТе теперь будет вестись подготовка по направлению «Системы управления движением и навигация». Это идея ректората.

— Однако... Но вернёмся к ПМИ. Вы говорите, что будете менять учебный план информатиков?

— Да, и на факультете тоже ведутся работы в этом направлении. Многие ребята говорят о том, что им не хватает программирования на ФАЛТе. Поэтому сейчас мы решаем этот вопрос, планируем тоже сами читать дополнительные курсы. Нашим научным руководителям (причём молодым ребятам) была поставлена задача — внести свои предложения по изменению программы обучения. В течение этого семестра и будем менять. Но всё это непросто... Ведь «Алмаз» — это не учебное заведение, и найти среди его сотрудников преподавателя, который бы по заказу наших молодых учёных написал курс и дальше его читал — очень сложно. Да это и в институтских стенах, думаю, непросто. Но важно. Ведь содержание большинства читаемых курсов (не говорю о классике) не менялось с 80-х! Что-то уже устарело. Также мы ищем преподавателей и в других вузах. Тех, кто уже имеет опыт преподавания, имеет готовые актуальные программы. Например, рядом с нашей базой на Авиамоторной есть МЭИ (факультет АВТИ), где проводятся очень серьёзные курсы по программированию, по вопросам, связанным с микроэлектроникой, по сетевым вопросам и прочим.

— Но пока учебный план не изменён, к вам на кафедру, получается, приходят недоученные студенты. Сильно ли это мешает?

— Наши научные руководители относятся нормально к тому, что студентов сейчас нужно доучивать. Не переучивать, а просто доучить. Лишь бы у студента был интерес и желание учиться! Хочу добавить ещё одну важную вещь: безусловно, нужно критично отнестись к тому, что и как сегодня читают. Но это касается не только ФАЛТа и Физтеха, это касается всей высшей школы. Причина: приток молодых кадров в образование очень мал.

— На ФАЛТе профильные дисциплины всегда читали ведущие специалисты отрасли. Например, научные сотрудники ЦАГИ. Почему бы и для студентов ПМИ не пригласить таких же профессионалов в соответствующей области? Пусть в том же программировании?

— «Чистые» программисты — это не то, что нам нужно, и чего мы ждём от физтехов. Нам нужны исследователи, которые не только хорошо знают вопрос с физической точки зрения, но и хорошо владеют математическим аппаратом. Студент должен быть алгоритмистом, он должен сформулировать задачу, найти её физическое решение, создать математическую модель, а если он ещё и на языке программирования решит её, то будет вообще замечательно. Повторюсь: нам не нужны «чистые» программеры, мы их в других институтах ищем. Нам нужны исследователи. Это физтеховское.

— Стоит поднять вопрос, волнующий многих: как обстоят дела с секретностью?

— В конце второго курса всем студентам ФАЛТ оформляют 3-ю форму по институту. Для того чтобы учиться и выполнять НИРовскую работу по программе бакалавриата, этого вполне достаточно. Но как только студент устраивается к нам на работу (можно с четвёртого курса), этой секретности уже не хватает. Претендент проходит дополнительную проверку на ту же 3-ю форму, но чаще на 2-ю. Студент должен сделать осознанный выбор: если ему интересно у нас, если он хочет серьёзно вникать в вопрос, то тут 2-я форма обязательна. Какие ограничения из этого следуют? Его загранпаспорт лежит в стенах «Алмаза» и выдаётся только по заявлению, а по возвращении паспорт сдаётся обратно. Всё. Так что мы всё-таки выездные, по крайней мере более выездные, чем ребята из того же МВД. Как видите, ничего страшного в секретности нет. Просто важно понимать, что всё это касается взаимоотношений человека и государства.

— Получается, работа в «Алмазе» — дело серьёзное. Наверное, именно поэтому в алмазовской лаборатории такие строгие порядки?

— О нашей лаборатории я бы хотел рассказать отдельно. Она была создана именно для студентов-бакалавров, т.к. студентов-магистров мы ждём исключительно в своих стенах (Не забываем о 2-й форме. — Прим. ред.). Ведь магистры — это уже взрослые люди с высшим образованием, и им надо сразу включаться в производственный процесс. Кстати, то, чем студент занимается в лаборатории, вполне может стать основой для его диплома. А что именно вы имели в виду под «строгими порядками»?

— Насколько известно на факультете, у ребят есть строгие нормативы рабочего времени, которое они обязаны провести в лаборатории. Из-за этого они даже пропускают пары.

— Нормативы действительно есть, но они щадящие. Ведь когда мы организовывали лабораторию, договаривались с деканатом, что всё это будет не в ущерб образованию. А посещаемость пар — это вопрос к студентам. Мы, например, начали активную борьбу с прогулами, несмотря на традиционную физтеховскую вольницу.

Всё-таки мы считаем, уж коли знания предоставляются, каким бы студент умным ни был, а ходить и получать их должен.

— Возвращаясь к вопросу секретности. Выходит, из-за неё студентам не выдаются зарплатные карты, а деньги они получают наличными? Это какие-то меры предосторожности?

— Нет, нет. Всё намного проще. Мы («Алмаз») являемся базой для лаборатории, но сама лаборатория — факультетская. Так что секретность тут абсолютно ни при чём. Просто оплата производится исходя из личного вклада студента в проект. Всё зависит от того, сколько времени студент проводит в лаборатории и какие результаты приносит его работа. Всё это оценивает руководитель, а по результатам каждого этапа работы выплачивается премия в зависимости от коэффициента участия студента.

Итоги

— Насколько нам известно, у «Алмаза» также есть кафедра на ФРТК. Чем отличается их кафедра от ФАЛТовской?

— Это совсем разные кафедры: ФАЛТ — это прежде всего ПМИ: модельеры (Не опечатка. Цитата. — Прим. ред.), исследователи в области аэродинамики, ФРТК — ПМФ: антенщики, СВЧисты, радиоэлектронщики, исследователи в области радиолокации. Но нам одинаково нужны и те, и те!

— Какие результаты работы кафедры Вы видите?

— Наша кафедра стала популярной, к нам идут хорошие ребята, и это отлично! В прошлом году при распределение второго курса по кафедрам из ПМФ нам достались два человека из середины рейтинга, а из ПМИ — 11 сверху! Желающих было больше, всех даже не смогли взять, нам не разрешили — квоты. Думаю, в этом году будет не хуже: напомню, мы ведь представлены на двух кафедрах. Кстати, мы хотим более активно работать в приёмной комиссии, принимать участие в отборе студентов. ✈

Беседовала Ольга Гаврина

 
Нет коментариев. Будьте первым!
avatar
Представьтесь, чтобы оставлять коментарии.