Свободный полёт

БАНК. НАЧАЛО. 1991

Любой физтех способен за ночь подготовиться к экзамену, однако не каждый готов сказать, как ему это может пригодиться в жизни… А вот выпускник ФАЛТа 1990 года Сергей Анатольевич Васильев знает. «Свободный полёт» продолжает публикацию его мемуаров. Сегодня Сергея Анатольевич рассказывает о своих первых шагах в банковской сфере.

Воспользовавшись старыми стройотрядовскими связями, Андрей договорился, что нам дадут временно пустой кабинет с телефоном в здании горкома комсомола на Колпачном. Главное в этом кабинете было то, что там был телефон: по нему можно было звонить свободно и куда угодно. В этом же здании начинал свой бизнес тогда и Ходорковский (чуть позже оно станет основным офисом Группы МЕНАТЕП).

Если есть телефон, то нужно куда-то звонить и что-то предлагать.

Главный вопрос был — что предлагать? Торговать компьютерами или факсами, начинать организовывать новую биржу, или что-то в том же духе. Но мы быстро поняли, что это уже никому не было нужно, уже было много и бирж, и контор по торговле факсами. И вот в какой-то момент пришла мысль... А может, банк?!

И тут Игорь говорит, что у него тётка из Вышнего Волочка, что в Тверской области, и она вроде бы работает в каком-то банке — вдруг им что-то нужно в Москве? Игорь позвонил своей тётушке, и та ему рассказала, что старый советский «Жилсоцбанк» акционируется и будет теперь называться «Тверьуниверсалбанк». И что она может поговорить с тверским руководством банка, возможно, они захотят открыть московский филиал. Перезвонила и говорит: «Интересно!». Мол, Козырева, президент банка, как раз задумалась о том, чтобы открыть в Москве филиал. И мы тут же договорились, что Козырева приедет к нам в Москву на Колпачный — познакомиться.

Поняв, что к этому есть интерес, мы стали искать телефоны и других региональных контор «Жилсоцбанков» и «Промстройбанков» и всех спрашивать: «А не хотите ли вы открыть московский филиал?».

И — о чудо — практически везде получали ответ: «Да!». Банки активно развивались — и все хотели открыть филиал в Москве. Таким образом, за неделю мы уже собрали минимум 3 или 4 твёрдых предложения о готовности встретиться с нами. Договорились, что к кому-то приедем мы, а кто-то согласился приехать к нам в Москву. И тут комната, да ещё в здании горкома комсомола, была нам очень важна для презентации себя как команды — смотрите, какие мы крутые, со связями в центре Москвы!

И уже на следующей неделе к нам на чёрном иностранном автомобиле приехала красивая высокая моложавая женщина, блондинка лет 40—45, Александра Михайловна Козырева. Она нам сразу визуально понравилась.

Мы заранее договорились с секретарём горкома, что он временно даст нам свой большой кабинет, где мы с ней и встретились. Говорили примерно следующее: мол, мы сами с Физтеха, активные комсомольцы, входим в руководство областного штаба строительных отрядов, всех тут в Москве знаем и все можем решать, хоть и молодые (нам тогда было по 25 лет). Предлагаем организовать в Москве какой-нибудь бизнес для региональных банков. Поговорили, познакомились и договорились, что она нас ждет через два дня в Твери с нашими предложениями... как развивать банки и делать филиал!

Надо сказать, что в тот момент мы вообще не знали, что такое банк, и потому вся эта затея ещё казалась нам самим сомнительной: толком мы в неё не верили. Но между собой договорились, что я попытаюсь набросать "Программу" развития банка, с которой мы и поедем в Тверь.

Для подготовки этой "Программы" было меньше двух дней, а мы ничего про это не знали. Поэтому я стал искать книги, ездить по книжным магазинам.

И тут понял, что в них нет вообще ничего о банках и финансах. В СССР банки были никому не интересны, и потому в магазинах книг об этом не было. Так, в поисках хоть какой-то информации прошёл ещё один день. Оставался уже только один… Пришла мысль поискать в библиотеках. Пошёл в одну, другую, и везде говорят: «Об этом книг нет».

«Может быть, что-то есть на Неглинной, в Госбанке СССР», — посоветовали мне в одной из библиотек. И добавили: «Но если только тебя туда пустят».

Было 6 вечера, когда я постучался в дверь библиотеки госбанка СССР и спросил: «А могу ли я что-то почитать о банках?». Там удивились, но пустили, подвели к двум огромным полкам с огромными и толстыми книгами «Банковское дело СССР» и сказали, что у меня есть два часа до закрытия. Это было как в ночь перед экзаменом по урматам: я погрузился в абсолютно новый для меня мир. Абсолютно новые для меня термины: дебет, кредит, депозит, акции, аккредитивы, облигации, процентные ставки, чеки и прочее, и прочее. Видя, как я погряз в книгах и что-то лихорадочно строчу, исписывая лист за листом, библиотекарша смилостивилась и просидела со мной ещё лишних два часа.

В то время, в этой библиотеке, я был один… вообще один! Никому эта литература была не нужна — и потому, наверное, та библиотекарша так удивлённо и с жалостью на меня смотрела.

Часов в десять вечера я вышел из библиотеки и поехал на метро, а затем на электричке назад в Жуковский, в общагу, откуда рано утром мы вчетвером (я, Андрей, Игорь и Лёха) должны были выехать в Тверь, к Козыревой с "Программой".

Утром поехали на электричке, потом на автобусе. По дороге мы обсуждали эти банковские термины, пытаясь разъяснить друг другу их суть, читали "Программу", что-то обсуждали и смеялись. Мы одновременно и были уверены в себе, и сомневались в этой авантюре. К обеду мы приехали в Тверь и зашли в большое старое здание советского Жилсоцбанка, на котором висела свежая табличка: «Тверьуниверсалбанк».

Козырева встретила нас в своём большом кабинете и внимательно прочитала нашу бумажку, задавала вопросы — мы отвечали, кто что мог. Уже в конце встречи она спросила: «Если мы договоримся, кто у вас будет главным?»

Все повернулись в мою сторону. Надо сказать, что мы это заранее как-то специально не обсуждали и не договаривались. «Ну, тогда так и решим, — сказала она, — Сергей Анатольевич, я назначаю вас директором московского филиала "Тверьуниверсалбанка", начинайте формировать команду!». И мы, довольные и счастливые, вышли из её кабинета. Походили по зданию, познакомились с кем-то ещё из руководства и поехали назад в Москву на автобусе.

Когда мы вышли из её кабинета, Козырева вызвала Нину Степановну, её первого зама, вручила ей тот мой листок, «Программу», и сказала: "Разошлите по всем нашим филиалам и отделениям, вот так мы будем теперь развивать наш банк!"

P.S. С этого момента многое сразу изменилось.

На встречу к Козыревой я приехал в свитере, а с того момента и до сих пор я хожу в костюмах. Мне дали зарплату в 2000 рублей — это были тогда баснословные деньги. К слову, тёща, начальник отдела в ведущем коломенском НИИ, получала зарплату 600 рублей — и шла она к этой зарплате все свои трудовые 30 лет. Мы с женой сняли отдельную квартиру в Жуковском, а до того ещё жили с сыном в комнате общежития. Для филиала мы сняли наш первый банковский офис на Б. Тульской. Куда я и стал ежедневно ездить на работу, пока ещё на электричках. ✈

Сергей Васильев

 
Нет коментариев. Будьте первым!
avatar
Представьтесь, чтобы оставлять коментарии.